Prezident İlham Əliyev cənablarının dediyi kimi, “xalq da cinayətkarları, rüşvətxorları, gözü doymayanları yox, bizi dəstəkləyir”, bəli vətəndaş Vüqar SəfərliƏhməd İsmayılov! – xalq bizi dəstəkləyir, sizi yox, sizin medianızı da yox!!!
Şəki Ensiklopediyasına maliyyə dəstəyi göstərmək istəyən hər bir şəxs 4169 7413 0538 5039 (08/22 VISA) Kapital Bank kart hesabımıza istədiyi məbləğdə ianə köçürə bilər.   Daha ətraflı...

Ədəbiyyat:Нуха (Кавказ, 1846, № 24.)

Şəki Ensiklopediyası səhifəsi
Jump to navigation Jump to search
Кавказ, 1846, № 024.

Уездный город Нуха, находится под 41° 1′ северной широты, и под 65° восточной долготы. Расположен на оконечностях южных отраслей Кавказского хребта, в северо-восточной стороне Кишского ущелья. Облегая выступы гор, имеет в плане фигуру чрезвычайно неправильную, из выгнутых и вогнутых линий. Собственно город, без предместья Кишлага, вдоль от Востока к Западу, занимает до 1500 сажень, а поперег, от Севера к Югу, в самом широком месте, не более 1000 сажень. Окружность его, без предместья, можно положить до 9 верст.

До 1772 года, Нуха была расположена гораздо ниже, почта но средине Кишского ущелья, на том самом месте, где теперь основана колония Царь-абат, принадлежащая Обществу распространена шелководства и торговой промышленности в Закавказском крае. Около того времени, ужасное наводнение речки Киш, с быстротою вытекающей из ущелья, снесло Нуху до основания и вместо жилищ и богатых шелковичных садов, оставило обширную, каменную пустыню, и, тысячи людей соделались жертвою бешеного потока. Так по крайней мере говорит предание. С тех пор, Нухинцы селились но отлогостям гор, на восточной сторон ущелья, где образовал а нынешний город. В 1790 году, Усеин Хан построил в нем обширное каменное укрепление, около 500 сажень в окружности, в виде неправильного многоугольника, с входящими и исходящими углами; оно, в продолжении трех дней в 1838 году, служило горсти Русских, неодолимой оградой, от нашествия на Нуху нескольких тысяч Лезгин, и в том же году надстроено почти вдвое выше. Теперь, в нем заключаются следующие казенные здания: каменная казарма на 250 человек нижних чинов, Провиантский магазин на 4000 четвертей, Православная церковь из раковистого камня, красивой архитектуры Тосканского ордена; Острог, особые флигеля к ханскому дому, и дворец, построенный в 1797 году, слепцом Мамед-Гасан-Ханом, памятник бывшего величия, богатства владетелей Шекинских и образец вкуса Персидских зодчих.

С возвышенных частей города виды очаровательны: на Юге, представляется взорам обширная долина, со множеством деревень, и блестящих серебристых ручьев, окаймленная тремя цепями хребтов, один за другим синеющих вдали; на Север, развивается перспектива гор, хотя обнаженных, едва покрытых мелким кустарником но чрезвычайно приятно образованных; самый же город, заключает в себе кучу жилищ, раскинутых, в без порядке, окруженных шелковичными садами, ограды коих составляют бесчисленное множество переулков. Грунт земли под городом, песчано-каменистый; при большой наклонности улиц, дождевая вода, а также из садовых канав и бассейнов, вымывая песок, обнажает камни; — ими усеяны улицы, а потому, экипажная езда по ним не возможна. Главная улица, ведущая в крепость, пролегая но каменистому ложу речки Куджана, способна только для верховой езды: быстрота воды, от высокого падения ложа, почти мгновенно уничтожает труды и издержки на исправления дороги, приготовленной для проезда экипажей. В половодье, при таянии горных снегов, или в продолжительные дожди, этот ничтожный ручей, нередко бывает гибелен для Армянской части города, расположенной на низменности.

Нуха снабжена водою весьма достаточно; кроме канав проведенных через сады, из двух речек Кѵджана и Киша, сливающихся под острым углом в Армянской части, почти на всякой улице есть бассейны ключевой воды; она вкусом приятна, чиста, хотя заключает в себе много известковых частиц.

Климат в Нухе здоровый, освещаемый близостью снеговых вершин. Летом жар иногда доходить до 35 градусов Рео.; грозы бывают часто, более по направлению от Запада к Востоку, и такт, сильны, что в продолжении нескольких часов раскаты грома не умолкают, а молнии блещут беспрерывно; зарево их не покидает неба, будто волнующееся море пламени. В жаркое время, часто дует на город с снеговых вершин, через Кишское ущелье, холодный ветер и бывает причиною простудных болезней для тех, которые против этого не берут предосторожности. Туземцы, в самые жаркие дни, не покидают короткой меховой шубки. Осень есть лучшая пора года; жарь постепенно спадает, и только в Декабре месяце, туманы начинают опускаться с хребта Кавказского, дожди на горах превращаются в снег. От них веет холодом и мороз иногда восходит до 6 градусов Рео. Часто, ночью, выпадает глубокий снег, а в полдень другого дня, следы его остаются только в оврагах, недоступных солнечным лучам.

В половине Марта, долина и горы, снова покрываются зеленью. Домов в Нухе 2893; церквей: Православная 1, Армянских 3, мечетей 23, Караван-сараев или Гостинных дворов 3, в них лавок 87; базар один, в нем каменных лавок 576; бань 4. Архитектура домов заимствована жителями от Персиян, вместе с прочими искусствами, религиею и обычаями.

Все домы строятся из невыжженного кирпича, в два этажа, и верхний всегда с крытым обширным балконом; крыши, теперь лишь вводятся шатровыя на стропилах, образуя собою чердаки, служащие местом воспитания шелковичных червей. Двери служат вместо окон, маленькие камины заменяют печи, а потому жилища эти, в зимнее время, весьма неудобны.

При совершенном отсутствии вкуса и знания в Архитектуре (за исключением бань, которыя внутри довольно стройны, красивы и украшены живописью одноцветом), при всей несообразности частей, внутреннее убранство комнат, даже у поселян уезда, богато: верхний выступ стены, установлен, стеклянной посудой, оригинальных Персидских форм, Русски, Английским фаянсом, и медною посудой, чисто вылуженною, изукрашенною узорами под чернь; впадины в стенах, где помещаются сундуки и постели, закрыты занавесками, часто из парчи, с серебренною бахрамою; полы устланы коврами и войлоками. У знатных людей, Ханских фамилий, роскошь эта напоминает сказочное великолепие дворцов Шехеразады. Стены и карнизы убраны в узор небольшими зеркалами, а иногда с примесью живописи и позолоты по алебастру; окна же, составлены из цветных стекол, подобранных в рисунки.


Город разделяется на два квартала, на Нухннский и Кишлагскиии, из отдельного предместья состояний. Жителей в обоих кварталах полагается 7608 душ мужеска пола; из них, беков или Дворян 207 душ

Духовенство
Православного 4 Казенных поселян 7299
Армянского 19 Иностранцев оседлых нет,-а временно проживающих по торговле 25
Магометанского 144 Солдаты роты Линейного батальона 211


Торговлею из жителей занимается 3100 человек; но гильдии между ними еще не введены. Лезгин, по торговле, бывает до 800 человек; их же для снискания себе пропитания черною работою, в зимнее время, до 1500 человек, заработная плата за полгода каждого, от 15 до 30 руб. соребром.

Промышленность жителей города довольно обширна; она удовлетворяет, нуждам не только целого Уезда, но даже некоторыя изделия отпускаются в Баку, Кубу, Карадаг и другия места. Почти все ремесла отправляются на базаре, на виду, в открытых лавках; но не общими усилиями, не товариществами, а каждым отдельно; не с пособием машин, но однеми руками. По этой причине, а еще более от лени, общего порока Азиатцев, и желания трудами нескольких часов обеспечить свое существование на долго,— работа рук ценится непомерно высоко. Каменщик, плотник, и другие мастера, получают в сутки заработной платы полтора рубля серебром, подмастерья рубль, а чернорабочие до 30 коп. В зимнее время, когда Лезгины наполняют собою город, плата чернорабочему у падает до 15 коп. серебром.


Число лавок. Число мастеров. Число рабочих. На сумму.
Башмачных 50 200 257 24000
Шапочных 35 35 90 8250
Портняжных 72 140 280 21600
Вышивания чапраков 10 10 20 3000
Седельных 22 22 30 3400
Серебреных 10 10 10 3000
Оруженных 1 1 150
Слесарских 4 4 4 480
Кузниц 30 30 90 10500
Медных 1 2 4 2000
Столярных 45 45 30 18000
Лудильных 5 5 50 1500
Пекарьней 4 4 10 1700
Харчевных лавок. 7 7 18 1800
И того .. 296 545 893 99380

Числа эти приблизительны, потому что ни один из мастеров не ведет счетов прихода и расхода. Заводов и фабрик, учрежденных товариществом, не имеется, а каждый хозяине занимается отдельно, имея одного, или двух работников.

Число их. Число мастеров. Число рабочих На сумму.
Рубли.
Заработная плата
рабочих в год.
Рубли.
Красилен. 6 6 6 3, 000 360
Кожевенных. 13 26 26 9,800 1,040
Мыловарен. 4 4 8 2,880 400
Кириичных. 3 3 18 3,000 540
Гончарных. 7 7 14 2,600 420
И того. 33 46 72 21,280 2,760

Фабрика шелководства 1.

В 1827 году, было устроено в Нухе казенное Заведете для размотки шелка по европейской методе, получаемого с казенных же садов. которых находилось тогда 490. В 1836 г. образовалось Высочайше утвержденное Общество распространена шелководства и торговой промышленности в Закавказском крае, которому ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР указом Правительствующему Сенату 15 Мая 1836 года, между прочими привилегиями, изволил пожаловать на тридцати летний срок 27 деревень казенных ранчбар в Шекинском Уезде состоящих, с 587 семействами, всего 1586 душ, шелковичных садов 816; и кроме того 5000 десятин пустопорожней земли в Шекинском же и Узде. В последствии, казенное шелкомотальное заведение было передано компании, которая вывезла из Италии более 20 семейств Пьемонтцев. Но в 1841 году, возвратила их в отечество. На фабрике два отделения: одно, для обращения шелка в органсин, другое, в трам; в них 5 станов, 7 станов тавелий, 12 котлов для размотки шелка и 5 станов для его двоения. В 1840 году, по сведению доставленному Обществом, выработано всего на Фабрике шелка из итальянских червей 18 пудов, 20 фунтов, на сумму 2900 рублей серебром.

Такой ограниченный круг деятельности Общества в уезд, где добывается до 15 тысяч пудов шелка, не мог иметь благодетельного влияния на улучшение народного шелководства. Оно до сих пор остается еще в первобытном, невежественном состоянии, несколько в Закавказском крае, но даже и в самом Шекинском Уезде. Непонятно, почему жители, даже смежные с фабрикою, не заимствовали от нея ни семен итальянских червей, ни лучшого тута, ни европейского способа размотки!Одна из главных причин малоценности татарского шелка, заключается в дурной азиатской размотке, в чрезвычайно большие мотки, без разделения наружной, от внутренней оболочки кокон. Хотя Правительство обратило на это внимание, и чрез местное начальство предлагало производителям уменьшить мотки, но как это не было принято всеми единодушно, из опасения дурного сбыта, то и осталось безуспешно. Общество шелководства содержит ещё на откупу мизанную статью, или збор за шелк.

Шелководство составляете почти главную отрасль промышленности, не только городских жителей, но и всего Шекинского Уезда. Шелковичными садами в городе, с предместьем, занято приблизительно до 220 десятин земли, тутовых дерев до 10,250,000. Шелка добывается до 270 пудов, на сумму 18900 р. серебром; земледельем занимаются только жители предместья Кишлага, удобряя землю навозом, от чего хлеб родится у них отлично, как нигде в Уезде; потому, что поселяне его не следуют примеру Кишлагцев. Пшеницы добывают до 800 четвертей, ячменя до 600 четвертей, сарачннского пшена до 1000 четвертей, всего на сумму 13700 р. сер. Огородничеством занимаются исключительно Кишлагцы, сбывая произведения свои на городском базаре, всего на сумму 1000 р. серебром. Но продукты эти не разнообразны, собственно только те, которые дала местная природа; овощи же других. стран вовсе не усвоены, хотя климат и почва, но частным опытам, оказываются способны к разведению огородничества в чрезвычайно многообразных видах. Садоводство находится в первообразном состоянии местной природы. Жители, повсеместному обилию фруктов, не имея хорошого их сбыта, вовсе не обращают внимания на улучшение этой отрасли богатства, однакож, есть хорошие сорты зимних груш, слив, черешен, вишен, яблок, айвы, фиг, гранат, винограду для стола, каштанов и других фруктов. Продажа их на базаре производится на незначительную сумму. Есть даже мелкий сорт клубники, обильно растущей по окружным горам.

Городские Армяне, из различных, плодов, в особенности из ягод белого тута, и виноградных выжимок, выделывают водки до 1273 ведр, на сумму 3819 р. серебром. Вина, почти для домашяго обихода, и притом самого дурного качества, без сортировке цвета, зрелости и не зрелости ягод различных сортов, выделывают до 2489 ведр, на сумму 3733 руб. 50 коп.; и так, вся промышленность города Нухи простирается на сумму 161,892 руб. 50 коп. серебром.

Люди здесь в полудиком состоянии, а сельское хозяйство и промышленность в младенчестве. Отрасли этих источников народного богатства, от введения в край, до сего времени, быть может в сотни лет, не сделали усовершенствовании; туземцам не приходить на мысль, чтоб можно было улучшить то, что уже дала им природа, или ввести то, чего не было при их отцах. Благоразумная деятельность, предприимчивая спекуляция, весьма легко могут уничтожить эти предрассудки, а изменить существующую теперь жалкую систему промышленности и торговли.

В городе сосредоточивается не торговля, но по все местный грабеж. Необузданность страстей Азиатца развита здесь в полной силе. Туземец стремится удовлетворить своим страстям, во чтобы то ни стало, а о последствиях недумает; он падок на деньги, и приобретает их какою угодно ценою, только бы удовлетворить страсти к многоженству и тщеславию. Купцы, торгаширостовщики, пользуясь этим, готовы тотчас дать ему деньги и товары за проценты сто на сто, или за шелк и чалтык; товары идут почти в двойную цену, а шелк в половинную, и те же сто на сто в руках ростовщика, и бедный селянин, вечный неоплатный его должник.

Таким образом приобретали и, до сих пор приобретают богатства. Другой же способ, легчайший: грабить своих ближных, бывший в обыкновении у сильных при ханском владычестве, теперь, к сожалению многих, уже прекратился. Иного пути к обогащению здесь не знают, а на главный источник, наклад — чудо плодотворную землю, не обращают никакого внимания; она для них не более, как кормилица, дающая только насущный хлеб; денег же ищут в обмане, в притеснениях, пользуясь обстоятельствами и страстями ближних. — Товары для этого грабежа привозятся из Турции, Персии и России. У купцов нет значительных капиталов в обороте, они поверяют торговле едва десятую часть своего имущества. Долговременное деспотическое правление Ханов, имевших власть над жизнию и товаром купца, родило недоверчивость в правах собственности, и такая предосторожность, обратилась в правило, в обычай.

Турецкие и Персидские товары большею частию расходятся в долг за будущий шелк и чалтык; а Русские, привозимые Армянами из Тифлиса, продаются непомерно высокою ценою, превосходящею всякое вероятие; так например: тысяча гвоздей стоит 4 руб. 20 коп. серебром, пуд крупичатой муки 6 руб. серебром; пуд манных или перловых круп 8 руб. серебром, и в этой пропорции все товары. Притом, как они самой низшей доброты, то кроме зла приносимого нам, живущим в Закавказьи, этим подрывается доверие жителей к произведениям Русской промышленности. Общество распространения шелководства и торговой промышленности в Закавказском крае, столько же сделало для торговой промышленности, сколько и для шелководства.

В 1841 году привезено их Нуху из Тавриза :
Бурмету на 14,500 р.
Бязи на 11,400 р
Коленкору 980 р.
Шалей под названием Кирман на 340 р
Сушеных плодов на 200 р.
Итого 27, 400 р.
Из Тифлиса:
Сахару на 3000 р.
Чаю 2,500 р
Пищей бумаги 1000 р.
Сукна 1500 р.
Разных мелких товаров российского произведения 6080 р.
Итого 14,080 р.
Из Ширванского Уьезда:
Медной посуды 10,000 р.
Шелковых материй 5,557 р.
Итого 15,557 р.
Из Елисаветпольского:
Шелковых материй на 3000 р.
Квасцов 3000 р.
Войлоков 450 р.
Итого 6,450 р.
Из Кубинского:
Ковров на 890 р.
Из Бакинского:
Нефти на 600 р.
Железа 4000 р.
Соли 2240 р.
Мелочных российских изделий на 3000 р.
Итого 9,840 р.
Из Карабагскаго:
Бумажых издел: войлоков и попон на 800 р.
Из Кахетии:
Вина 1882 ведра на сумму 2258 р. 40 к.
Из Дагестана:
Бурок на 1300 р.
Овечьей шерсти и мерлушек 8000 р.
Сукна на 2240 р.
Оружия на 1500 р.
Итого 12,040 р.
А всего привезено в Нуху, как местнымы, так и иногороднымы купцами, на сумму 89335 р. 40 к.
Собрано в пользу города с товаров приводимых только иногородными купцами 299 р. 70 к.
Акцизного сбора было 1209 р. 5 к.
Отправлено в Москву и Тифлис собственно из

Нухи:

Шелка — 70000 пудов на сумму 420,000 р.
Сарачинского пшена 450 р.
Итого 422,018 р.
В Твариз:
Шелка 200 пудов на 16,000 р.
А всего 436,450 р. 40 к.

Шелк большею частию скупают Тифлисские купцы; Нухинских же, постоянно живущих в Москве для сбыта шелка, всего шесть человек.


В 1841 году убито для продовольствия города пригнанных из разных мест: число на сумму
Баранов 40,000 100,000
Волов 86 860
Коров 60 600
А всего 101,460

Городского сбора по смете на 1841 год следовало к поступлению 7618 р. 61 коп. серебром. Из того числа взыскано 6271 р. 91 коп.; но в недоимке к 1842 году отсталость 3281 р. 43 1/4 коп. серебром. Расход был 4862 р. 62 4/4 коп. сер.

Город платит следующия повинности:
Дани 1648 р. 10 к.
Подати 1369 р. 2 1/2 коп
Хлебом 60 четвертей пшеницы на сумму 228 р.
Ячменя 50 четвертей на 113 р. 50 к.
Натуральная повинность простиралась в 1841 году на сумму 1000 р. серебром.
А всего городской повинности 4358 р. 62 1/2 к. сер.

В городе находится Уездное Училище, открытое в 1831 году; оно состоит из трех классов. Преподавателей в оном пять. Предметы учения: Русский, Армянский и Татарский языки, Арифметика, краткая Всеобщая История, краткая География и, Законоучение, по вероисповеданиям обучающихся. В настоящее время, в Училище более 67 учеников, между ними: Русских 2, Грузин 1, Армян 50, Мусульман 14. Без сомнения, число это могло бы увеличиться в несколько раз, при средствах и обширнейшем помещении училища; потому, что стремление к просвещению, в особенности между Армянами, без прерывно усиливается.

В 1842 году, двое из Беков первые подали прекрасный пример для прочих, изъявив, желание отдать сыновей своих в Кадетский Корпус.

Кроме Нухинского Училища, при всякой мечети есть школы, в которых Муллы обучают мальчиков Татарской грамоте; даже женщины имеют по домам своим школы, и учат читать не только девочек, но даже и мальчиков. При мечетях и по домам, обучается до 450 детей обоего пола. Обыкновенная плата обучающему, за каждого мальчика в месяц 20 коп. серебром. Люди богатые платят и более; это зависит от совести отца ребенка. Богоугодных заведений, в тороде ни каких нет. Но богатые Мусульмане имеют при домах своих особые помещения для бедных, не имущих в зимнее время крова. Каждый из них, имеющий хорошее состояние, жертвует частью его, для общественной пользы, строя мосты или водопроводы. Последнее есть величайшее благодеяние, потому, что здесь вода,— дар неоцененный; без неё все гибнет под лучами знойного солнца.

Так—как город существует на нынешнем месте не более 70 лет, то древностей, или других достопримечательностей вовсе не существует, за исключением Ханского дворца в крепости. Строение это, в виде паралелограма, имеющого в длину 13 сажень, а в ширину 4 сажени, расположено в два этажа одинаково устроенных. Наружный вид не имеет ничего привлекательного; но во внутренности, расточено было все великолепие доступное народу необразованному. Комнаты расположены в строгой симметрии: с левой и правой стороны, по ступенчатому крыльцу; далее сени, на право и на лево комнаты, а в средине строения, большая зала с боковыми комнотками, отчего в заднем ея фассе образовался пространный паралелограмный альков. В зале нижнем, передняя, а в верхнем этаже передняя и задняя стены, всплош состоят из разноцветных стекол образующих приятныя фигуры, на подобие астр. В нижнем этаже посреди залы, прежде, при Хане, бил фонтан и освежал знойный воздух. Карнизы, стены, штучные потолки — с трудом уловимого, азиатского рисунка, все расписано по алебастру масляными красками, с позолотою, различными арабескими, цветами и фигурами, представляющими (в грубом виде) сражения казаков, триумфальное шествие Персидского завоевателя Шах-Надира, звериную охоту, и проч. Фигуры Шахов, зверей и казаков, вопреки тщательной штукатурки заботливых комендантов, местами пробиваются на Божий свет.

Великолепный этот дворец,– верх роскоши и вкуса персидских зодчих, — был и построен 1790 года Ширазским жителем Хадали-Зейналом—Абдином. Владетель Шекинский, Мамедъ-Гасан Хан, уже лишенный тогда зрения, за неповиновение Персидскому Шаху, клевретом его Агою Мамедом, вызвав этого мастера из Персии, так сказать, диктовал ему не только расположение здания, но все арабески, фигуры, все, что зараждалос в пылком воображении слепца и к счастию его, он не мог видеть осуществления своих фантазий; иначе, горько было бы его разочарование.

Постройка дворца, как говорить предание, стоила свыше 32 тысяч червонцев и совершена истощила Ханскую казну.